ГЛАВНАЯ | ОТРЫВКИ | АССОРТИ | БИОГРАФИЯ | ФОТОАЛЬБОМ | КОНТАКТЫ | ФОРУМ

Из Книги «МАЛЕНЬКИЕ МЫ» (2006 г.)

«ОПЯТЬ ФАМИЛИЯ»

(отчество не выберешь! вот Отечество…)


Мама очень хотела, что бы я взял ее фамилию – Шагал. Мне казалось, что эта фамилия – скорее, глагол. Ходил, Бродил, Сигал и даже Сиганул, - ну куда это годится! Тут не до великого художника, приходящегося нам родственником, но по случайности не оставившего нам хоть какого-нибудь наброска. Думаю, что с творением гения нам бы жилось попроще, а мне было бы сподручнее взять гордую белорусскую фамилию.
Вот родился ты Ивановым, или Петровым, или Амбарцумяном, или Хабибуллиным. А ты Гольдбурт! Благо, что фамилия… Вон, Серёга Гомер ходит по Белому свету, и ничего! Многие привыкли. Тут давеча у него друг образовался по имени Одиссей. Представляете себе компанию: Гомер с Одиссеем! И не в Греции, а тут, прямо под носом у Кремля.
Самый неожиданный вариант моей фамилии прозвучал из уст подполковника Головина на военной кафедре - Кальтенбруннер. Во ненависть к евреям!
Пропуск в здание, где располагается Телеканал СТС, предлагал следующий вариант моей фамилии – «Голь Бурд». Так администратор представлял данные. Первое, видимо, имя, а второе фамилия, что ли?
На протяжении всех лет учебы учительница биологии и прочих аналогичных наук произносила мою фамилию именно так – «Гальбурт». С ударением на «у».
Встречались и такие варианты: Гольбурт, Гольбрут, Гольберт, Ольбурт, Гольдбурд, Кольтбурт, Гольдбурдт. Отмечу, что фамилия Ширвиндт (непростая в написании) стала трафаретом для аналогичных моей. Поэтому-то и «Гольдбурдт».
А из забавностей следует вспомнить бюллетень «Вестник РТР», выпускаемый одноименной телекомпанией. Главным редактором был я, а главным художником Илья Климов. Всё бы ничего, только для выходных данных Илюша предложил фамилию своей бабушки, чтобы на его основной работе не узнали о совмещении. Я наотрез отказался. Всё-таки государственное издание! А то бы получилось:
Главный редактор – Александр Гольдбурт.
Главный художник – Илья Гельбурт.
Какое уж тут Телевидение… России!

 

«УРОК АНГЛИЙСКОГО»

(язык – это еще и для еды)


Если не знаешь ни одного иностранного языка, то – или восхищаешься полиглотами, владеющими немыслимыми словами, или расстраиваешься до зависти – «Как эту тарабарщину понять-то можно, не то что произносить!»
Выдалось нам с Димкой Апушкиным работать вместе на строительстве жилого дома… Бригада нам досталась замечательная!
Как всегда заслуженный бригадир, группа монтажников-алкоголиков, пара пенсионного возраста подсобниц, еще пара - девушек несложного поведения на тех же должностях, тройка приличных каменщиков, один толковый сварщик и Михаил Моисеевич Козин – каждый день исправляющий кирпичную кладку после вечерней смены, и прочий, незаметный пролетариат, благодаря которому росла этажность.
Скука, монотонность и промозглый ветер обязанностей доводили нас до исступления. Следить за работягами – глупо. Всё равно не уследишь: выпьют, своруют. Один крендель умудрялся ежедневно класть в сумку по два кирпича и нёс домой. Он решил, что за несколько лет таким образом сможет накопить на дом. Считать, сколько времени на это уйдет, мы не стали, понятно, что десятилетия.
Чем бы себя развлечь? Во! Решили устроить эксперимент. С самого утра мы общались друг с другом по-английски. Причём, не придуриваясь, а на полном серьёзе. Работяга поначалу смеялись, удивлялись, позже насторожились. Ближе к обеденному перерыву, когда нам самим уже надоело коверкать английскую речь, уселись в каптерке на перекур. После продолжительного молчания, обменявшись взглядами, бригадир изрёк, обращаясь к нам: «Слушайте, а вы сами-то понимаете, чё говорите?» Цель была достигнута!
На этом мы не остановились. В лексиконе бригады наличествовало одно прекрасное слово, которое ни на один язык перевести невозможно, как не старайся – «НАХБЛЯ». С ударением на «а». Это вводное слово употреблялось пролетариатом как связка между любыми словами. О чем бы они не говорили, всегда лейтмотивом звучало вот это «НАХБЛЯ», - как глоток воздуха перед погружением в воду или взлётом в поднебесные дали.
Мы с Димкой решили усилить акцент на этом неологизме и стали использовать его через каждое (!) слово. Примеров приводить не буду, а то вы уличите меня в умышленной скабрезности… Мы разговаривали больше обычного, подчеркивая «НАХБЛЯ», как неотъемлемую часть нашей речи.
Через какое-то время мы обратили внимание, что работяги перестали «НАХБЛЯкать». Прекрасный симптом! Что-то получается… Дальше больше, они глазеют на нас, как только мы начинаем диалог. Ну, а апогей пришёлся опять же на перекур в будке перед обедом. Не выдержал как всегда бригадир:
- Ребята, а чё вы так много ругаетесь?
Это он нам! Значит, услышали. Себя услышали…
Ушло ли «НАХБЛЯ» из их жизни навсегда? Что вы! Оно вернулось сразу же после обеденного перерыва. Мы-то с Димкой «НАХБЛЯкать» перестали.
А что за стройка, в конечном счете, без «НАХБЛЯ»?..

 

«ОКОЛО РУБЛЁВКИ»

(правила определяет власть; исключения – они же)

И опять про телевидение. Точнее, не про странный перенос цветной и черно-белой картинки в квартиры мирно отдыхающих граждан, а о еще более странном эффекте, что достигается, когда сограждане узнают о твоем непосредственном участии в этой «сказке». Тут, конечно, любая уборщица – Познер! Она расскажет своим домашним о том, как сморкается в доллары Малахов, и как тащит сумки со съестным Якубович. А уж про грязь в туалете и мат на съемках она будет не рассказывать даже, а, надрываясь, орать, из чего собравшиеся с открытыми ртами поймут: нет важнее уборщицы на отечественном телевидении!
Мы с Супоневым решили помыть машины. Незатейливое мероприятие превратилось в черт знает что!..
Кудесники тряпки и шампуня драят наши драндулеты, а к воротам мойки подходят громилы, сопровождая гражданина, в котором мы узнаем нашего приятеля Игоря. Приятнейший парень, у которого, с его же слов, «всё давно в порядке, кроме душевной удовлетворенности», некоторое время назад одел нас в одежду одного из своих магазинов, а мы за это упомянули его в эфире «Звездного». (В начале 90-х такие трюки проходили с невероятной легкостью.) Радостная встреча!
- Ребята, - обратился к нам Игорь, - тут такое дело… Покупаю я своему сыну все новые фильмы-мультфильмы, а он вот чего удумал: он смотрит их, а потом стирает и записывает «Зов джунглей». Я готов купить программу, только – как бы его туда в качестве игрока вставить?
- Нет ничего легче, - не моргнув глазом, говорим мы – завтра можешь привозить сына – и он сыграет в «Зове».
Программа снималась именно в эти дни, а посему «вставить» сынка Игоря было делом несложным. От такого быстрого решения бесконечно сложной проблемы у папаши в легкие, похоже, перестал поступать кислород!
- Как, завтра?
- Завтра. В 11.00. 17-й подъезд Останкино. Пошло?
Находясь в тягостном разводе, Игорь сумел-таки привести сына ровно в означенное время. Мечта всей пятилетней жизни малыша сбылась! Мало того, что он принял участие в своей любимой программе, так еще и выиграл!
Не успела закончиться программа, как Игорь в приказном порядке сказал: «Так, в 19.00 я вас жду у метро «Кунцевская». Поляна за мной».
- Игорь, мы уставшие… Мы не одетые как надо… Надо же будет пить. Наверное…
- И слышать ничего не хочу!
Промозглым московским вечером мы оказались в «Подмосковных вечерах» на Рублевке. Кроме, нас за стометровым столом сидел владелец всего зерна России. Больше в ресторане никого не было. А спустя несколько минут в помещение вошли барышни. Сказать, что они не готовились к походу в ресторан, даже не приходит в голову! С другой стороны, сказал ли Игорь о гражданах, ради которых они должны принять товарный вид, мы не узнали. «От таких не уходят», - как утверждал герой Анатолия Папанова в «Бриллиантовой руке».
- Это переходящие жены! Рано родили. Теперь их бывшие мужья олигархи. У них давно всё есть. А нужно - внимание и мужчина, - разъяснил Игорь. – Ну подарки там… А сегодня они приехали на дружескую вечернику. Так что не тушуйтесь, особенно ухаживать не придется…
Сергей решил ехать домой. Более чем странно! Но причина все-таки была! В то время Серёга был крепко влюбленный.
Ехать выпившим по Рублевке – утопия. Или всех денег лишишься, или… Ну не доедешь! Никакие уговоры не помогли. Я решил не искушать судьбу, и на предложение переночевать у Игоря, ответил согласием. Супонев поехал… Прошло минут 15, не больше. В ресторан вошел Сергей.
- Не выпил последнюю рюмку?
- Нет, решил остаться с вами до утра!
Далее мы выслушали трепетный рассказ Серёги о том, как его остановили доблестные работники Рублевского шоссе. В оригинале это звучало примерно так:
- Здравствуйте!
- Здравствуйте.
- Я…
- Документы, пожалуйста.
- Товарищ капитан, вы знаете…
- Да-да, Сергей Евгеньевич, я вас узнал.
- !
- У меня к вам есть предложение…
- А вот деньги, - и Серёга достал скромные двадцать долларов и сколько-то рублей.
- Так вот, - капитан милиции взял деньги, - повторяю: у меня есть предложение. Вы возвращаетесь к своим друзьям и продолжаете веселый вечер.
- То есть? – Сергей удивился тому, насколько был осведомлен милиционер, понимая, что предложенная сумма никак не смогла утолить материальный голод инспектора.
- В противном случае я буду вынужден сопроводить вас до больницы, где мы с вами определим наличие алкоголя. Или отсутствие.
- Я всё понял.
Серёга пошел к машине.
- Это Рублевка! – сказал вдогонку капитан.
- Да-да… Тут такие номера не проходят, - про себя добавил кумир российских детей.
Сколько раз Б-г нас миловал, и мы добирались до дому в целости и сохранности, хотя по всем признакам – в таком состоянии вести машину, конечно, можно, но только стиральную. Да и то вряд ли. За билеты на телевизионную программу мы получали персональное сопровождение, улыбки и добрые пожатия рук. На этот раз нам всем внятно объяснили: Рублёвка – территория, на которой законы страны не только действуют, но и находятся в руках добросовестных исполнителей.
Так что это: щелчок по носу или – «Хочу быть инспектором на Рублёвке!» Или что-то еще?..

 

"Он решил сделать винегрет…"

Сварил картошку, морковку, свеклу. Порезал соленый огурчик. Открыл банку майонеза. Откупорил бутыль подсолнечного масла. Нарезал лука. Всё перемешал. Посолил. Попробовал. Вкусно! Вспомнил про деда и по его рецепту добавил квашеной капусты и маринованных белых грибов. Перемешал. Попробовал. Вку-усно!..
Место в кастрюле оставалось много, подрезал колбасы варено-копченой и сыра швейцарского. Пробовать не стал и натер морковки. Нарубил редиски. Из соусов в доме был хрен со свеклой и горчица с орехами. По ложке и того, и другого! Оливки накидал сверху и ложкой утопил. Связываться с семгой и скумбрией холодного копчения не хотелось. Но пришлось! Кубиками одно, кусочками другое. Перемешал. Добавил майонеза. Потерпел 10 минут и измельчил крутых яиц пяток. Не стану вспоминать, откуда взялись крутые… Говорят, хорошее красное вино еще ничего не испортило, - полстакана сухого французского. Пошло! В холодильнике из вкусного оставалось: соевый соус, вермишель, сливочное масло, шпроты и сладкая кукуруза. Доверху кастрюлю наполнил. Полил сверху маслом.
Винегрет готов!
Попробовал. Не понравилось. Дополнения к обычному винегрету не дали ожидаемого результата…
Прекрасно поработал!
Напоминаю – «он решил сделать винегрет»! Но никто и не утверждал, что его кто-то будет есть!

<< ОТРЫВКИ

Авторские права на содержание текста защищены. Copyright © 2010 "Гольдбурт.ru"
Все права защищены Goldburt.ru ©    info@goldburt.ru
Дизайн KLIMOV-DESIGN